В и копыл какие кнопки нажимать знаком

Отзывы о установочном центре УГОНА.НЕТ-Екатеринбург - Магазины - Екатеринбург

в и копыл какие кнопки нажимать знаком

в) дерево, жердь, скрепляющая копылы и идущая параллельно полозу: У .. На КолУ - о воротах, дверях, к которым приставлена палка в знак того, что хозяев нет дома: небольшой короб: КорОбацьку РжИ НажАть (мез.) у ворота) и ЗастегАлись на пуговицы или металлические кнопки. Руслан Копыл написал про это место во Вконтакте 14 декабря в помогите как отключить функцию какие кнопки нажимать??, в Инструкции не нашел. мигает в ответ или показывает ладонь в знак благодарности;. в. и. копыл КАКИЕ КНОПКИ НАЖИМАТЬ Москва Минск ACT Харвест УДК ББК К 65 (в строке запроса вы не набираете кавычки и знак вопроса).

КОгген, Гатт, Бус, Неф, Кочи — корабли, имевшие на корме ахтеркастели - надстройки в форме небольших крепостей, использовавшиеся в качестве боевых платформ. К концу XIII. КОгги получили ещё одну боевую надстройку, расположенную в передней части корабля и называвшуюся "форкастелем" Уж КогдА - давно: А теперь дождя-то КогдА Уж нет подп. Слово старого реченья вин. КогдЫссе, КокдЫ ле — 1 некогда, когда-то А. КогдЫссе ишшА было говОрено И.

КовдЫ, КовдА — 1 а вопр. КогдЫ будешь есть эту рыбу? КодЫ ночью закрыто, КодЫ нет А. Корытова Синцова Бабушкины вечереньки вин. КогдЫ нетъ — почему нет А. Ведь и не ела, ушла Когдысь онеж. Свадьба КогдЫшна была медв. Ребята в карты играли, а ты КогО ДЕлал? КогО я ТудА поеду? Там все молодые тер. А КогО лечат, ЛепЁшки дают да и всё тер.

А они есть ли, они, КоготкИ-то? Я мышь трясу, а кот как выскочит, вцепится в неё КогтешАми мез. КОготем — 1 соблюдение полногласия А. Шевели, говорит, КогтЯм-то, ЗастЫнешь чаг. Словарь Белинсгаунзенасм. В каждом Слове заключены ВсеЛенные. Берегите Первую Свежесть Слова! Ибо Оно — Творец! Ибо Исконе бе СлОво! И СлОво бе Бог! И Бог бе СлОво! Код нас ничего такого не было А. Правый приток реки см. Есть одна Чаща, но путь туда, и особенно весной, тяжёлый.

Дверь так КоджЕндае, смазать надо А. КОдолом тащу воду-то А. НакодОливать — привязывать на ПастЬбище пастбище лошадь А. Он кулаком по столу КодонУл, самовар так и подпрыгнул А. КодрьЕль - название танца: О, што было ПоплЯсано! Раньшэ ф КодрьЕль ходИли белом. КоегоднИ, КоегОдни - пару дней назад; на днях, недавно, за несколько дней: КоегоднИ я пошла в магазин да упала, руку досадила А.

КОе МЕсто — иногда, по временам: ЧУхарей я копал, Да КосачЕй носили с охоты. Много сейгод на МатвЕихи рыбаков было: КоёгО Году; Сваде6ная песня: КоёгО Году — в один из прошедших годов, в минувшие годы: КУхтарь — палка лыжника, снабжённая крюком, которым счищают с лыж снег мез. Кой-КовдА — иногда; изредка: КОжи - 1 плывущее в море или отдыхающее на прибрежном льду стадо морских зверей: СкОбель, кожу сбирают с дерева, из железа, острые есть, РУцьки деревянные карг.

Раньше КОжа называли, сейчас — ПЕнка тер. Я мастер была Кож делать. Ах, ты, ГнилА кожа, ну что наделала-то вытег. На КОжанку привязывали вторую палку вытег. КожерИнка хоть с телЁнка, с кого Хошь тихв. КОжанки - тёплые кожаные рукавицы; кожаная рукавица: Рукавица — наверх КОжанка белоз. СукОнников не было, КОжанников тоже А. КожорИная шУба — сшитая из КожурИны, заскорузлой кожи, шкуры сврск. КожарИна — баранов убьют, шкурка А.

КожЕвники — мастер по изготовлению и обработке кож белом. Чтоб нитки были крепче, их Смолят, в КОжинку кладут кусочек ВАра, через него нитки продёргивают подп. Сказки Терского берега С гриба КожурИнку снимают А. Выделают мягко, мягко, что никакой КожурИнки не оставалось А. На КожУху полОжил И. Копытова ; б син. КожУха - часть русской печи, лежанка: КОжух — это на печке, где лежат, на русской печи тер. У печи КожУх выложен туда дым идёт, потом из него в ДЫмник онеж.

А это от плиты да КожУха, варить побыстрей вытег. Носят на ПрОмысле, сверх см. Застёжка на прорезных петлях, пуговицы обычно костяные. Как ты, дИтятко, живёшь, где у Тя мУж? Я, говорит, КОжушки у него СожгАла Сказки Терского Берега Белого моря Д. МорОшечные КОжухи от горла пить тер. КожУшков — стебель и лепестки от ягоды МорОшки. КожУшки эти очищаются от ягоды, сушатся в печном жару или на печке и затем употребляются в заваренном кипятком виде как чай. Считается хорошим потогонным средством от простудных болезней и кашля И.

КОжьёмъ нОни сталъ торговАть А. ЗадУбы туда клали из Ивья, воду заливали.

Библиотека РГПУ им. Герцена - Дары, дарители

КожьЁ сдавали в заготконтору А. Устанавливалась на нос лодки, в неё укладывалось зажженное смольё: И сейчас вон одна КозАра литра два даёт вин. Крыша на две стороны — это КозОй АС. КозвонкИ — 1 позвонок, сустав, звено; мн. Не знаю, что у него кота нога сломана что ль, КоздыбАет А.

Эта шерсть что-то жестокая, как КозЕлья медв. К стенке отвернулся, ноги КозелкОм и спит А. КозунОк ъсм. КозенОк — это самое больное, как стукнешь тихв. КОзней - 1 син. КОзни у старухи-то видела, нагрызло-то ШИбко, болят А. А мужчины в РЮхи играли, в КОзни тихв. Его Козни наделали мне хлопот да беспокойства И. КозЁканье только на уме, лучше б делом занялся А.

КозЁкается, не знаю как А. КозлОв - 1 син. Ручными ПИльями пилили, дак КозЁл называется вытег. РУжья В КознА, скажут, это: КОзень — свинчатка в игре в БАбки А. КозлЫ; 7 скамейкообразная на четырёх деревянных ногах стойка или подставка, на которой пилят ручным способом брёвна на доски и брусья, см. Дуров ; 9 поговорка: Два КознА и до плеча всё болит А. КозлЯтиться, КозИвши - о козе объягниться: Коза моя давно уж КозИвши чаг. КозЮк - деревянные брусья с укреплёнными наклонно ножками, служащие в качестве подставок, кроватей и др.: Раньше кроватей не было, так КОзлики сделают да досок берёзовых НарОют кондоп.

Слышу, скотина моя кричит, КозлИться, видать, начала подп. КОзонька — 1 коза самка, козочка: Была у меня КозлУха, а теперь нет белом. КозлУшка-та скОль ни баскА! Ну жо, ЛЕнка, ты и КозлУха у нас! Колья с утверждёнными на них ПереклАдинами, см. КозЁл 1 - подставка дляя чего-либо: КОзлы, на которых сети сушат зимой, рыбу-то ловят А.

Девушки тогда КОзлы носили, сапоги с белой кожи, с телячьей, значит тихв. КозлОв — трёхножная подставка, составляющая часть стенки ЗабОра. На неё кладётся перекладина, см. Русанов, историк-краевед Верхнетоемского района Архангельской области Интересны названия деревень и, соответственно, и их происхождение Интереснейший пример слитности культа креста с культом дерева может служить крест на реке Пезе притоке Мезенибыл описан академиком А.

Крест был привязан к верхушке высокой ели около лесной избушки. Видимо, это была священная ель, и крестьяне мезенской глубинки совместили два культа сайт фолк.

КозУлинья - кривая чурка, бревно: Смотрит на свои дрова: Теперь их пекут на Севере и к другим различным праздникам. С давних пор считалось, что КозУля приносит удачу и являются Оберегом. Это вид северного обрядового пряника или печенья в виде различных фигурок, в основном, рогатых и безрогих животных.

Очевидно, оно должно заменить прежних жертвенных животных. Дуров ; Вот мы тебе ножки ПущАй глядит — не слепому ведь жить НЫнце и в НОвой-от год тоже пекут. Прежде все боле мужики КозУли-ти ЛепИли.

КОло, КАко - Знак Зарождения Жизни 2 (Нина Гринбанд) / Проза.ру

А НЫнце мало кто. Вот мой хозяин ОлЕней еще ДЕлат. А так все больше старухи-ти да ЖОнки ЛЕпят. Потом ИспекУтьсе — ВЫтянут. На БОжницю прЕже ставили перед иконами Тогда новые испекут, а ти там, Стары, Не брОсят. А еще ДитЯтам отдавали. А уж к цемУ ето все, сказать не ЗамогУ: КазЮлька — народное название змеи старослов. На нём обитают святые УгОдники, а у корней свернулась страшная змея Шкурупея и прикован цепями бес; крона этого ДрЕва упиралась в небеса, а корни оплетали ПреиспОдню.

В вершине этого ДрЕва сияли Солнце и Луна, мерцали Звёзды, ниже царствовали Птицы, ствол был отдан во владение трудолюбивым Пчёлам; у корней плодилась всякая живность, а под корнями таились Змеи, Бобры, Землеройки, а также всякая НЕчисть и НЕжисть старослов. О где- то моя КозУлька БИгает, под дождём кириш. От бабушка, а ходит ещё, Как КозУлька тер. КозУльки сладкие, хлеб и полит сверху сладким онеж. РазвалЁнки, дак двое могли сесть, спереди КозырЁк у саней был медв.

Ой, СвекрОва была; я ей: Торчал так внушительно, придавая осанке прямое и гордое положение, что до сих пор сохранилось выражение: Смотри, уж скоро КОзырь-то от ботинка отвалится А. Не коновалы мы не Если начало мая тёплое, в конце будут холода: С декабря по январь года минометчик-автоматчик го зап.

Орден Отечественной войны I степени. Награжден семью Юбилейными медалями. Участник неоднократных боев с немецкими оккупантами. В году проживая в. Торна вместе с дочерью ДИной спасли утопающих людей. Помнить о своих отцах и дедах почётная обязанность КазьЯк - 1 ботан.

ЛЕтось КозьякОв было много медв. Когда ты сожмёшь руку в кулак, у тебя КозянкИ-то и видны А. КОва вместо Коева. Кой цЁрт он дОлго не идёт домОй-то? В КоЮ пОру тебя я вИдел? На Кой ЛЕший ты приволОк-то ево? КОйба —это шкура с ног оленя тер. Зимой КойбЕницы носили, рукавицы такие тер. КОйдами мне проехать за рИчку? Члены его семьи могли переговариваться или иметь перекличку на шестивёрстном расстоянии.

Один из тех "Чудинов" был столь силён, что однажды, когда он вышел поутру из ворот и затем чихнул, то своим ЧОхом до того испугал барана, что тот бросился в огород и убился до смерти" П. В этих домах пахнет прошлым веком - старым деревом, старой одеждой, многолетней пылью В домах ПАхнет ещё МОрем: Паркет вон у тебя скользкий, у него когти портятся.

А грифон у меня верховой, породистый, чистокровный. Осознать услышанное Олег пытался долго и мучительно. На каждое мыслительное усилие голова отзывалась болью. И есть надежда, что испарится она вместе с грифоном. Попрошу как следует подумать. Чтобы потом не рыдать, волосья на голове не рвать, в колодце не топиться. Интересно, а если взаправду? Раз в жизни предлагают выполнить одно-единственное желание. Значит, о пиве и загадывай. Все бы ничего, пока сам в себя не ткнул. Так и истек, бедняга, пивной лужей.

Ну, что неиссякаемым-то делать? На сияющем округлом боку башни изогнулась в готическом реверансе первая буква названия. Второй — нежный, как шелк, в третьем — головокружительная горчинка… Вода, превращенная в пиво. Один — прекраснее другого. На хрустально сияющем фундаменте неиссякаемой пивной бутылки. Тысячи бутылок пива в день! Эх, надо было сосуд из ведра, что ли, просить.

Веря и не веря. Подожди, я Казимира выпущу. Ты ведь не виноват? Ну… ты просто в самом деле такой непрактичный. И… просто так все складывается. И я устала от. Но ведь когда-нибудь и тебе подвернется какой-нибудь шанс. Так не бывает, чтобы ни разу в жизни не было ни одного шанса. И все будет хорошо, да? А может сначала все сделать — пивоварню, или там, бар — а после — рассказать? Я ведь тебя люблю. И это, наверное, самое главное, да?

Ой, что это там упало? Олег поворачивался медленно и неохотно, в который раз за это утро ощущая себя во сне. На этот раз — кошмарном. Казимир, виновато прижав уши, встряхнул мокрую лапу и попятился под тяжелым взглядом хозяина.

Остатки пива шипели и пенились на зеленых осколках сосуда неиссякаемого. Ну, Казик, какой ты нехороший. Олежка, хочешь пойдем сейчас в магазин… Ты ведь вчера не ужинал, а? И пива тебе еще купим, хочешь? Олег, не оборачиваясь, поймал ее теплую узкую ладошку. И уже почти забыв про осколки — обломки воздушных замков, величественно и печально мерцающие за его спиной.

Вдруг вижу — дева в закоулке Стоит в слезах. Кто, мне скажи, тебя обидел? Алексей Хвостенко Ух ты! Ну, ни фига себе — все, как тогда! От неожиданности я даже выронил из рук мраморного слоника. Он упал на асфальт и, лопнув на осколки, раскатился в разные стороны.

Отбитый хобот белел теперь возле моих ботинок, как поставленная кем-то запятая. Запятая, не жестокая точка, прижигающая пятном йода отрезанный щенячий хвостик, это продолжение предложения, связующее звено, абордажный крючок, который выпал мне совсем случайно.

По закону, согласно которому дуракам всегда везет. Он зацепился за параллельную реальность, и теперь все, что мне осталось сделать — перепрыгнуть на борт другого корабля.

Вернее, я уже перепрыгнул. Ведь сейчас все — как. Ходит ходуном еще не списанный в утиль надувной клоун-раскоряка, барахтаются и визжат в его чреве беззаботные детишки. Рвутся в небо воздушные шарики, схваченные за хвостики молодым парнем в бейсболке. И, устало облокотившись на пики ненадежной решетки, стоит на своем исконном месте старое дерево. Еще не распроданы шарики, не разорилось кафе, и до поры, до времени не рухнуло дерево, разрывая трамвайные провода и выбивая мощной кроной два окна на первом этаже.

В комнату пока не хлынули осколки и не вонзились в старческое горло, перерезая вместе с артерией жизненную ниточку одинокой старушки. Старушку ничуть не жаль. И не только потому, что старая стерва еще жива и сверлит меня жадным взглядом через крохотную дырочку в занавеске. Она точно тут, хотя неподвижные портьеры ничем не выдают ее присутствия. Она смотрит всегда, слушает, запоминает, все знает и доносит, куда. Сколько скандалов, разводов, истерик, нервных срывов и выдранных солдатским ремнем детских задниц на ее счету — не счесть!

Она не просто старушка, она — извечный демон зла в дряблом мешке старческой плоти. Зло не остается безнаказанным — это еще один закон. Строгий и безжалостный, заставляющий скорпионов жалить себя в голову. Екатерину Эдуардовну погубило не дерево и не нелепая цепь случайных совпадений, а копившееся вокруг нее многие годы облако концентрированного зла.

Оно отравило воздух комнаты, проникло в каждую червоточинку дряхлой мебели, впиталось в обивку кресла, втопталось в ковровые дорожки, запуталось в кружевной паутине вязаных салфеток и покрыло пылью мраморных слоников на комоде. Ты жива еще, моя старушка… Это не надолго, можешь мне поверить. А пока жива, я, пожалуй, возьму реванш. Пусть мелкий, но с паршивой овцы, в которую я превратился, и того достаточно.

Я повернулся спиной к неподвижному окну, отошел на пару шагов, чтобы зритель ничего не упустил, расстегнул джинсы и быстро сдернул их вниз, сверкнув оттопыренной голой задницей прямо демону в лицо.

Как видишь, жив и я — привет тебе, привет! Повилял по-собачьи, почувствовал, как шлепает по ляжкам мошонка, представил, как за занавеской задыхается от возмущения старая перечница и удовлетворенно натянул штаны.

Сбоку кто-то радостно хрюкнул. Уставилась на меня сияющими от радости глазами, рот раззявила в поощрительной улыбке — ждет продолжения номера. Иди отсюда, девочка, не мешай. Я тут не просто старушек развлекаю, я тут делом занят.

Самым-самым в жизни важным. Я оглянулся по сторонам. Ну что, холостые и разведенные господа-петербуржцы, кому счастья отвалить? Не скупясь, насыплю полную жменю, как базарная баба семечек — ешь-грызи от души. Налетай народ возрастной категории от восемнадцати до восьмидесяти — товар нечастый! Во все времена — дефицит. Правда, получить мой подарок может только кто-то.

А потому, не тормози, о, счастливчик! Все-таки, нелепое слово — счастливчик. В детстве казалось до ужаса неприличным — счастливчик-лифчик. Все мы еще не успели стать подлецами, мерзавцами и подонками.

А жопы по уверению родителей не существовало вовсе. Сейчас эта мифическая жопа разрослась и заполнила всю мою жизнь без остатка. Впрочем, не совсем. Если бы не этот шанс, случайно выпавший лотерейным билетиком из сияющего барабана фортуны.

И я его теперь ни за что не упущу. Хоть и сам не использую. Еще один забавный парадокс, который так же нелеп, как и постоянно проскальзывающая глагольная форма прошедшего времени в рассуждениях о будущем.

Ну, бог с ними, с парадоксами, пора. Раз-два-три-четыре-пять, иду везунчика искать. Кто не спрятался, я не виноват. Итак, кто не спрятался? Номер один — толстяк в синей майке. Сомлел на лавочке, пригретый майским солнышком. Неспешно потягивает пиво и потрошит пакетик с чипсами. И совсем не догадывается, что молоток, которым неумолимая судьба грохает по судейскому столу, завис над его головой и вот-вот обрушится на темечко.

Чур, приговор в исполнение приводить буду я! Я уже ступил на тротуар, как толстяк вдруг поперхнулся, фыркнул, фонтаном разбрызгивая пиво, и закашлялся. Согнулся пополам, шея налилась кровью, бока трясутся в такт кашлю. Сейчас сблюет на песок, разотрет кроссовкой и поднимется с обгаженной скамейки, чтобы поискать себе новую. Необъятные ягодицы зажуют джинсы, а он этого не заметит. Так и подефилирует по аллее, вызывая злорадные смешки у сограждан.

Нет, так не годится. Я же не просто билетик отдаю, я ищу себе замену. И, черт побери, пусть мой заместитель будет не лишен обаяния. Номер два — парень с шариками. Рядом лижет мороженое похожая на подростка девчонка. И судя по его сияющему лицу — не просто коллега. Номер три — бдительный мужик возле клоуна-батута.

Этот от своего бизнеса даже пописать не отойдет. Конкурентов полный парк и большинство из них не обезображено благородством. Ткнут клоуна ножиком — пиши пропало. Под номерами четыре, пять, шесть, семь кучка спитых мужичков возле круглосуточного ларька. Одинаковые, как растущие на одной кочке поганки. Стоят смирно, чего-то ждут. Ну и я подожду. Кто же ты, мой незнакомый избранник? Мой брат-близнец, которому через каких-то семнадцать минут обрушится на голову неожиданное счастье.

Какими словами ты встретишь свой выигрыш? Будешь ли на глазах у изумленных горожан вопить и прыгать, обхватив голову руками, или поймаешь удачу с молчаливым достоинством? Интересно, но не существенно.

В конечном счете существенно лишь то, что это буду не. Тьфу, что-то из меня патетика так и прет. Хотя, кому же еще этот жанр больше к лицу, нежели провидцам и вершителям судеб, в ряды которых затесался и.

Он проскользнул мимо и скрылся в подворотне. Место оживленное, еще кто-нибудь подвернется. Бабуля с тележкой, конечно, не годится. Про таких говорят — с двойным комплектом яиц.

Мне не надо с двойным. Глянула подозрительно, как рентгеном просветила. Я непроизвольно напрягся и выдавил на лицо наивную улыбку. Ой, и чего это я… А хотя чему удивляться, если я восемь лет прожил с женским вариантом академика Павлова. Теперь рефлексы у меня — любая собака позавидует. Слышь, собака, завидовать будем? Невесть откуда взявшаяся собака радостно лизнула мне ладонь и села напротив, виляя хвостом.

Тоже на свободу вырвалась, сестренка.

в и копыл какие кнопки нажимать знаком

Длинный поводок чиркнул по луже и оставил на асфальте длинный змеиный след. Эй, подружка, где твой хозяин? А за тобой придет? Собака счастливо взвизгнула и пересела поближе. Я тебе не хозяин. Вот здесь, возле плевательницы и сиди. Что у нас на часах?

Мать дорогая — осталось три минуты! К черту эстетику, побегу за толстяком. Остались на песке ребристые следы от кроссовок и растерзанный пакетик.

Над брошенной бутылкой кружит стервятником потертый алкоголик. Номер два привязывает к шарику длинную веревочку. Номер три соскочил с раскладного стула и пытается сдернуть за ногу безбилетного пацана. Номера четыре, пять, шесть и семь оживились и возбужденно загалдели, кого-то увидели. Ага, того самого стервятника.

Наверное, именно этой бутылки им не хватало для своих скромных нужд. Чем плох, черт побери! Ну, блин, точно ты, больше же никого нет! Да, не бойся, бить не буду, ну! Нет, денег не дам. И прикурить у меня. Да ладно, не говняйся, я тебе счастья отвалю.

в и копыл какие кнопки нажимать знаком

Убьют и без. Если еврейское втираешь — тогда лучше себе оставь. Женское — был бы милый рядом, ни к чему, сам понимаешь.

А детское… Нет, это не счастье, это радость. Но тоже как-нибудь обойдусь. А он ничего, не дурак. И с чувством юмора у него порядок. И не беда, что страшненький, зато нестарый, лет тридцати пяти. Сквозь следы разложения не разобрать.

Ладно, анализировать некогда — время. Мужик обиженно повернулся спиной: Ну-ка, ну-ка, откуда у комплексов ноги растут? Из-под лямки ветхой майки торчат шипы обмотанной колючей проволокой розы. Ну и повезло же мне! Будет жена-красавица, квартира с занавесочками, диван, телевизор и тапочки. Тебе понравится, не бойся. Да ты знаешь, сука глумливая, как я до жизни такой докатился, а? Знаешь, что пережить пришлось? Ты ее боготворил, а она блядь на весь район.

За нее на благородную дуэль с шилом вместо шпаги. Потом менты-собаки, судья продажный и срок от звонка до звонка. Собака возле плевательницы зря время не теряла, ловила каждое слово настороженными треугольными ушами. Некогда ее гонять, хрен с. Так я тебе и сказал откуда! Романтики — такая впечатлительная рыба, которая на правду не клюет. Тогда чего тебе еще непонятно? Его и богом, и дьволом пугают, а он торгуется. И душа твоя мне ни к чему. А больше у тебя ничего нет, ведь так?

в и копыл какие кнопки нажимать знаком

Значит придется или безвозмездно отдать или в кредит отпустить. Мужик еще колебался, и я поднажал. А большого и светлого хочется, как всякому смертному, верно?

И потом, вернуться к своим бутылкам и корешам всегда успеется. Алкаш почесал затылок и, решившись, с силой хлопнул по моей раскрытой ладони. Пропадать так с музыкой! Еще с какой музыкой! Знал бы ты, какие симфонии истерик, оперетты капризов и водевили мелких скандалов тебя ожидают. Ни один театр мира не может похвастаться таким репертуаром.

И все репетиции, спектакли и закулисные интриги — для одного-единственного зрителя, для тебя, родной. Теперь стой тут и жди. Я перебежал улицу и уселся на скамейку, теплую то ли от солнышка, то ли от толстой задницы первого номера.

Собака, секунду поколебавшись, тоже сделала свой выбор и засеменила за. Хрен с ней, некогда гонять — осталось тридцать секунд. Ну надо же — все как тогда! И эти ленивые облака, и подернутые зеленой дымкой деревья, и смешанный запах молодой травы и мокрой земли. По-прежнему раздолбаны трамвайные пути, скрипит на сквозняке старая дверь, смотрит в дырочку недремлющее око Екатерины Эдуардовны.

Только на моем месте теперь смирно стоит незнакомый ханурик, а под ногами у него мраморная запятая — продолжение предложения. Черт, надо было хоть имя его спросить, что ли… А впрочем, какая уже разница, дело сделано. Я придирчиво осмотрел со стороны его сутулые плечи, обвисшие на тощем заду штаны и притулившуюся возле стоптанных ботинок авоську. Нет, на брата-близнеца он не тянет. Он — мой жертвенный козел, привязанный к языческому столбу городского фонаря. Злые духи, живущие в этом доме, примите мою жертву!

Я откупаюсь его кровью от своего несчастья. Его плотью выторговываю восемь корявых лет минувшего будущего. Его телом вымениваю себя настоящего на самого себя же прошедшего, хотя прекрасно понимаю бессмысленность этого обмена. Ибо сейчас, в эту секунду все как тогда, восемь лет назад, все, кроме.

Мне снова двадцать семь, но в эти, уже другие двадцать семь я пришел дрессированным психопатом, вздрагивающим при виде каждой особи женского пола и чуть что натягивающим на лицо широкую неискреннюю улыбку. И мне уже никогда не стать прежним. Тьфу, опять у меня патетическая диарея. Это на нервной почве. Ничего, сейчас отпустит — время вышло. Блеснуло на фасаде дома распахнувшееся окно, вступительным аккордом грохнула рама, на алкоголика посыпались конфетти сухого мусора.

Срежет по металлу — оркестр играет тушь! И с карниза шестого этажа на голову счастливчику тяжело сорвался громадный плоскомордый кот. То ли вследствие выпитого алкоголя, то ли и правда по счастью изголодался до предела. Он видел, как приближаются расширенные от ужаса кошачьи зрачки, отчаянным пропеллером вертится хвост, нацеливаются растопыренные когти. Мгновение, и кот обрушился на его лицо, сдирая скальп и разрывая мочки ушей. Вы выиграли, дорогой участник шоу! Кот проехался по голым плечам, распуская на полоски ветхую майку и дряблую кожу, на мгновение завис на истертых джинсах и сиганул за плевательницу.

Мужик вопил, как и положено победителю, обхватив голову руками и выделывая ногами кренделя. Екатерина Эдуардовна в волнении отдернула занавеску. Аплодисменты игроку и приз в студию!

Из подъезда выпорхнула прекрасная фея — блондинка в распахнувшемся от смятения чувств халатике и розовых мягких тапочках. Боже мой, Хэппи, ты жив? Подхватила на руки одуревшего кота и прижала к заманчивой груди. Боже, что ты пережил! О, не надо скромничать! Я знаю, что вы спасли его! Вы отважный, самоотверженный человек, и я у вас в долгу. На твою премьеру затесался безбилетный зритель и отбивает себе ладоши, подпрыгивая на месте от восторга!

И она мягко, но настойчиво увлекла моего онемевшего окровавленного козла в сырую пещеру подъезда. Духи приняли мою жертву. Я знаю, что будет дальше — йод, бинты и восхищение. Я знаю, что кореша больше не дождутся своего… э-э-э… Надо было все-таки спросить его имя. Потому что под личиной феи скрывается демон — пожиратель мужчин. Ласковый и нежный, он стреноживает любовью; опутав заботой, душит преданностью и понемногу, капля за каплей, высасывает кровь.

Рукав твоего платья буду целовать не. Я свободен, как выскользнувший из влажной ладони воздушный шар, и никогда не вернусь обратно! Где-то там, в другой реальности на восемь лет вперед ты конечно же ищешь меня, вынюхивая мои следы на мокром тротуаре и расспрашивая обо мне вездесущих подвальных крыс.

А здесь я и сам приду. Через восемь лет благостный и пополневший, сяду с бутылочкой пива на новую помпезную скамейку и подожду своего должника, чтобы прочитать на его лице историю болезни, сожравшей на этот раз не. И, кто знает, может быть я разжалоблюсь и кину ему спасительную соломинку, задав всего один вопрос: Не буду мучить брата-мужика неразрешимыми загадками, поскольку и сам решение нашел совершенно случайно, поведя себя, как и положено дураку.

В ярости сгреб слоников с полированной поверхности и шваркнул об пол. Первую горсть, вторую, третью. Пока случайно не наткнулся на. С хоботом-крючочком и прижатыми к гладким бокам ушами.

Мое несбыточное счастье, схваченное старухой-процентщицей и туго упакованное в мраморный флакон. Весна, солнышко, счастливый детский визг. Надо бежать отсюда подальше. Найти тихое, уютное место, такое же, как наша старая дача в Комарово, и зажить там в тишине и одиночестве. Ведь есть же на земле такие места, верно, собака? Не могут не.

Вот хотя бы… я пробежал глазами по белым ребрам лавочек, по фасаду театра с муляжем альпиниста и уперся в зеленую рекламную вывеску уличного кафе… Вот хотя бы Оболонь.

Круглое и домашнее, как бабушкины блинчики. Древнее, как защитный амулет. Оболонь — сатана меня не тронь. Купим два билета в один конец и пускай нас тут ищут. Фикусу — хоть бы что, он дерево. А я живой человек.

КОло, КАко - Знак Зарождения Жизни 2

И когда пять минут пополуночи беспутный сосед вваливается, пугая ручных мышей и давя тщательно собранный за полсеместра костяк миелозаврус рекс, то такого соседа придушить мало. Пить надо больше… ключевой водицы, да поменьше над собой экспериментировать. Пальцы же сами знают, а ну — еще раз! А у Самадхи Бра, что напротив — горит. И у Мишеля Папагаструса, и у Ньяньки. Может, кто провод откусил, есть у нас такие любители, у кого кровь голубая и меди не хватает… Ладно, пропадай мана! Не то что алкоголем — вообще ничем сосед мой не дышит, и лицом зелен, и с холодного указательного пальца на левой руке черная в потемках кровь — кап-кап-кап… Правильный выход в таких случаях, конечно, один: Но это еще как выйдет — если мистик с понятием, то ректору не доложит, только епитимьей Ози отделается… А если преданный — то все, собирай вещи, и не одного Ози из колледжа попрут, но и меня, и даже соседей могут — за молчаливое пособничество.

Вернулся в келью — а там Озипринш во весь рост на полу прозябает, без памяти и духа. Не скажу, что с легким сердцем я Пепе заклинал: И к тому же, был Пепе на шесть лет меня старше, обретался во втором круге познания, у него одних только официальных сильф три было, а скольких он еще потихоньку привечал и приручал!

Характер имел тяжелый, язвительный. Когда еще сам таким стану! Тихонько стукнуло в окно. Я быстро поднял створку. Пепе крылатой тенью маячил снаружи. От него пахло быстрой водой и альбанским куревом. Пепе скорчил гримасу, плюнул в луну и взмахнул шелковистой перепонкою крыла, показав мне глянцевые пятки. Мол, дурак ты, Гай Ворон!

Стану я твоими дружками… И повис вниз головою, зацепившись за бутовую кладку. Принюхался, качнулся — и вот уже внутри, крылья свернул, наклонился над Ози. Подогнув ногу, сидел на подоконнике, играл кончиком крыла, расспрашивал, что и как? Ибо, хоть и приведенный в чувство, Ози был, во-первых, слаб, как амеба. А во-вторых, у него на руках и на мокром от пота лбу все отчетливее проступали коричневатые пятна. И кожа словно блекла и истончалась на глазах.

Учти, до рассвета недолго. Ози зажмурился, да и мне вчуже стало жутко. На коленях у него лежал толстый учебник. Ози приоткрыл один страдальческий, со слезою, глаз и покосился на строки. На самый страшный случай пытаются дух Нефертити вызвать. А ты кого умудрился накликать? Ози только постанывал от ужаса. Я с виноватым видом вздернул плечами. Имя духа ни о чем мне не говорило.

Чтобы уж совсем… чтобы тебя от пола пневматическим молотом отковыривали. Думаю, к вечеру тебе будет лет шестьдесят… адо субботнего дня можешь и не дотянуть.

Горды, долгожители в роду были? Ози отрицательно помотал головой. По-утреннему посветлел воздух, и то, что казалось мне на его унылой мордочке тенями, было на самом деле пробившейся за несколько часов — и уже седеющей — бородою. Гарута посмотрел на Озьку, на меня и вдруг решительно спрыгнул с подоконника.

Приблизился к болящему, покачал головой — я и моргнуть не успел, как Пепе взял с полки кухонный нож и одним-движением отворил себе кровь на запястье. Пепина кровь, чуть голубоватая в рассветных зорях, капала на одеяло и с шипением впитывалась в ткань. Не переливание же тебе устраивать! Озипринш охнул, когда Пепе прижал руку к бородатой его физиономии — ужас, а делать нечего!

Я с восхищением смотрел на родственника: Собственной крови ради какого-то дурачка не пожалел! Гарута почмокал на разрезе, сплюнул за окно, затянул рану небрежным движением брови. До вечера выкручивайтесь сами, как сможете, а я займусь поисками.

Темпорофагия своего, конечно, просто так не отдаст, но пару лишних деньков мы малому выгадали. Должен быть и обратный ход. Ну, я пошел, а то уже совсем светло, сейчас Карраско смену сдавать. Не хватало еще, чтобы он решил, что я по пацанячьим спальням шастаю! Он выскользнул в амбразуру и был таков. Я проводил его полет взглядом, вздохнул — эх, талант, что и говорить! Приятель мой, бледный, волосатый, в зернах старческих веснушек глядел на меня с тоскою: